Санкт-Петербург,
ул. Миллионная, д. 11
+7 (812) 243-91-79 +7 (921) 774-35-61 e-mail: info@russvek.ru
Английский EN Русский RU
Выбор валюты:

Об истории зарождения и развития русского старообрядческого литья

Медное литье, утвердившееся в русском церковном искусстве в домонгольскую эпоху, пережило свое второе рождение на рубеже 17-го и 18-го столетий. В это время изготовление литых икон, складней, разнообразных крестов сделалось достоянием почти исключительно старообрядцев. Исключение составляло производство нательных крестиков, которые продолжали отливаться и в мастерских, предлагавших свою продукцию господствующей Церкви.

Распространение литых икон в старообрядчестве, причем в наибольшей степени в беспоповских согласиях, при почти полном равнодушии к нему официальной Церкви объясняется, прежде всего, историческими условиями существования старообрядчества.

На протяжении двух с половиной столетий старообрядцы жестоко преследовались государственной властью, не имея возможности открыто строить свои храмы и монастыри. При этом две ветви старообрядцев - поповцы и беспоповцы - находились не в одинаковом положении. Старообрядцы, приемлющие священство, мечтавшие найти епископа и восстановить иерархию, старались в каждом удобном случае легализовать себя, урегулировать свои отношения с властью, поскольку нуждались в снисходительном отношении к священникам, переходящим к ним из господствующей Церкви.

Старообрядцы-беспоповцы были уверены в том, что духовное воцарение антихриста уже совершилось, поэтому истинная церковь может быть только гонимой. Крайнее выражение это убеждение нашло в идеологии согласия странников или бегунов. Постоянно перевозить на новое место большие храмовые иконы было затруднительно. Громоздкие иконы падали, трескались, ломались, красочный слой осыпался, их было трудно скрывать при постоянных обысках. Литые иконы оказались более подходящими к условиям постоянного странствования. Поэтому именно в беспоповских согласиях, главным образом у поморцев, происходит расцвет медного литья.

Набор сюжетов старообрядческого медного литья значительно отличается от соответствующего спектра домонгольских литых изделий. В старообрядческих медницах не отливались характерные для переходной от язычества к христианству лунницы с присоединенными к ним крестиками. Также не производились круглые крестовидные привески, в которых знак креста был вписан в древний солярный символ, не изготавливались распространенные в домонгольскую и раннюю послемонгольскую эпоху змеевики.

Преследуемые властью старообрядцы в течение столетий не имели возможности молиться в настоящих, правильно построенных храмах. Немногочисленные церкви, построенные при трех монархах снисходительно, относившихся к приверженцам старой веры: Екатерине Второй, Павле и Александре Первом, - в правление императора Николая Павловича были или насильственно переведены в единоверие, либо лишены крестов на куполах и колоколов на колокольнях; алтари храмов, не присоединившихся к Единоверию, оставались запечатанными в течение полувека. Старообрядцев, приемлющих священство, выручали так называемые походные церкви, которые представляли собой обширные полотняные палатки, в которых размещались походные иконостасы - деревянные складни, состоявшие из полутора и более десятков створок, изображавших все пять ярусов классического русского иконостаса.

Старообрядцы беспоповцы не нуждались в иконостасе, так как в их молельнях не было алтарей. Отсутствие священников не позволяло служить Литургию, совершать Таинство Евхаристии (Причащения), единственное, которое должно совершаться в алтаре. Однако иконостас был самым сильным напоминанием об утраченной полноте церковной жизни. Любовь к нему была такой непреодолимой, что восточная стена в молельне, в которой не было не только Царских врат, но и вообще никаких дверей, плотно завешивалась иконами, расположенными в каноническом порядке иконостаса.